НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ

НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ

Глава Первая

ЗЕМНЫЕ МУКИ И НАСЛАЖДЕНИЯ

Относительность счастья и несчастья — Утрата любимых — Разочарования. Неблагодарность. Разбитые привязанности — Антипатичные союзы — Боязнь смерти — Отвращение к жизни. Самоубийство

§ 149. ОТНОСИТЕЛЬНОСТЬ СЧАСТЬЯ И НЕСЧАСТЬЯ

920. Может ли человек обладать на Земле полнотой счастья?

“Нет, поскольку жизнь была дана ему как испытание или искупление; но от него зависит смягчить свои беды и быть настолько счастливым, насколько это только возможно на Земле"

921. Мы понимаем, что человек будет счастлив на Земле, когда человечество преобразится; но пока этого нет, может ли каждый обеспечить себе относительное счастье?

“Человек чаще всего кузнец своего несчастья. Но претворяя закон Божий на деле, он избавляет себя от множества зол и создает НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ себе такое счастье, какое только возможно в пределах грубого физического существования.”

+ Человек, действительно проникшийся своей будущей судьбой, в своей телесной жизни видит лишь временное пристанище. Для него это минутная остановка в скверной гостинице: он легко утешается по поводу некоторых преходящих неудобств этого путешествия, которое должно привести его к положению тем лучшему, чем лучше он к положению этому заранее подготовится. Еще при жизни мы наказываемся за нарушение законов физического существования болезнями, каковые суть последствия этого нарушения и наших излишеств. Если мы шаг за шагом вернемся к истоку того, что мы называем своими земными несчастьями, то увидим, что они в большинстве НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ своем последствие первого отклонения с прямого пути. Через это отклонение мы вступили на дурной путь и от следствия к следствию впадаем в несчастье.

922. Счастье на Земле находится в зависимости от положения, которое удается здесь занять; и все же то, чего хватило бы, чтобы составить счастье одного, вызывает несчастье другого. Есть ли, однако, мера счастья, общая для всех людей?

“Для материальной жизни это — обладание всем необходимым: для духовной жизни — это чистая совесть и вера в грядущее.”

923. Но то, что было бы лишним для одного, не становится ли необходимым для других, и обратно, в зависимости от положения?

“Да, конечно НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, в зависимости от ваших материальных идей, предрассудков, честолюбивых притязаний и смехотворных капризов, коим грядущее, когда вы поймете истину, воздаст по заслугам. Конечно же, тот, кто имел пятьдесят тысяч годового дохода и вынужден получать десять, считает себя достаточно несчастным, потому что он больше не может позволить себе иметь такого важного вида, не может занимать того, что он называет „своим положением", содержать лошадей, лакеев, удовлетворять все свои прихоти и т. д. Он полагает, что ему не хватает необходимого; но искренне скажи, стоит ли он жалости, когда рядом с ним есть те, кто умирают от голода и холода и не имеют крыши над НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ головой? Мудрый, чтобы быть счастливым, смотрит вниз, а вверх только затем, чтобы вознести свою душу до бесконечности.” (См. № 715).

924. Есть несчастья, не зависящие от образа действия и поражающие и самого справедливого человека: нет ли какого средства уберечься от них?

“Он тогда должен смириться и претерпевать их безропотно, если желает прогрессировать; но в совести своей человек всегда находит утешение, дающее ему надежду на лучшую будущность, если он сделает все, чтобы достичь ее.”



925. Почему дарами фортуны (богатством, например) Бог одаривает тех, кто, судя по всему, этого не заслужили?

“Это выглядит дарами и милостью лишь в глазах тех, кто не видит ничего НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, кроме наличествующего мига; но знай, что богатство есть испытание зачастую более опасное, нежели нищета.” (См. № 814 и далее).

926. Не является ли цивилизация, создавая новые потребности, источником новых огорчений?

“Беды этого мира состоят в прямой связи с деланными потребностями, которые вы себе создали. Кто умеет умерять свои желания и без зависти смотрит на то, что находится за пределом его возможностей, тот оберегает себя от множества разочарований и ошибок в этой жизни. Всего более богат тот, у кого всего менее потребностей.

Вы завидуете наслаждениям тех, кого почитаете баловнями судьбы; но знаете ли вы, что им уготовано? Если они наслаждаются лишь ради себя, то они эгоисты НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, и тогда изнанка эгоизма поворачивается против них. Уж лучше жалейте их. Господь иногда позволяет злому человеку процветать, но счастье его незавидно, ибо, он заплатит за него горючими слезами. Если несчастен справедливый человек, то это испытание, которое ему зачтется, если он выдержит его достойно. Не забывайте слова Христовы: “Блаженны страждущие, ибо утешены будут!”

927. Излишек, определенно, не является составляющей счастья, но этого нельзя сказать о необходимом: И разве не реально несчастье тех, кто лишен этого необходимого?

“Человек подлинно несчастен тогда, когда у него нет необходимого для жизни и здоровья тела. Это лишение происходит, может быть, по его же вине НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, и тогда он должен пенять лишь на самого себя: если же оно по вине другого, ответственность падает на того, кто является его причиною.”

928. Различием естественных задатков Бог явно указывает нам на наше призвание в этом мире. Не происходят ли многие беды от того, что мы не следуем этому призванию?

“Правильно, и зачастую именно родители из гордыни либо по скупости уводят своих детей с пути, намеченного природою, и этим перемещением разрушают их счастье; за это они будут держать ответ.”

— Вы, таким образом, находите справедливым, чтобы сын человека, поставленного в обществе высоко, тачал, к примеру, сапоги, если у него имеются НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ задатки для этого занятия?

“Не нужно ни впадать в глупость, ни что-то преувеличивать: у цивилизации свои необходимости. Почему бы сын человека высокопоставленного стал, как ты говоришь, тачать сапоги, если он может делать и что-то другое? Он всегда сможет принести пользу по мере своих способностей, если они не применяются во вред. Так, например, вместо того, чтобы быть плохим адвокатом, он мог бы быть отменным инженером и т. д.”

+ Перемещение людей из их интеллектуальной сферы, безусловно, является одной из частых причин разочарования. Непригодность к избранному поприщу — один из неиссякаемых источников уныния; затем добавившееся к тому самолюбие препятствует человеку, потерпевшему неудачу НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, искать источник существования в какой-либо более скромной профессии и указывает ему на самоубийство, как на самое действенное средство избежать того, что он считает для себя унижением. Если бы только нравственное воспитание поставило его выше глупых предрассудков гордыни, то его никогда бы нельзя было застать врасплох.

929. Есть люди, совершенно обездоленные даже тогда, когда изобилие царит кругом их, и перспективой имеющие лишь смерть: какое решение нужно им принять? Должны ли они позволить себе умереть с голоду?

“Никогда не должно иметь мысли позволить себе умереть с голоду: всегда можно было бы найти средство прокормиться, если бы гордыня не встревала между нуждой и трудом НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ. Часто говорят: „Никакой работы не надо стыдиться. Не ремесло порочит". Но говорят это о других, а не о себе.”

930. Очевидно, что не будь общественных предрассудков, которым люди подчиняют себя, то всегда можно было бы найти какую-то работу, могущую дать средства к жизни, пусть бы ради этого и пришлось поступится своим положением; но ведь и среди людей, вовсе не имеющих предрассудков или отбрасывающих их решительно в сторону, есть такие, которым невозможно удовлетворить свои нужды из-за болезней ли или по каким-то иным причинам, не зависящим от их воли?

“В обществе, устроенном по закону Христову, никто не должен НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ умереть с голоду”

+ При мудром и предусмотрительном общественном устроении у человека может не хватать необходимого лишь по его вине; но сама вина эта часто является результатом среды, в которой он находится. Когда человек станет на деле претворять закон Божий, у него будет такой общественный порядок, который основан на справедливости и сопричастности, и сам человек станет от этого лучше. (См. № 793).

931. Отчего страждущие классы в обществе более многочисленны, нежели счастливые?

“На самом деле ни один из них не является вполне счастливым, и то, что считают счастьем, чаще всего таит в себе острые страдания: страдание повсюду. Все же, чтобы ответить на твою НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ мысль, я скажу, что классы, которые ты называешь "страждущими", более многочисленны оттого, что планета ваша есть место искупления. Когда человек превратит ее в место, где царит добро и живут благие духи, тогда на ней не будет больше несчастных и она станет для человека земным раем.”

932. Почему в миру влияние злых часто берет верх над влиянием добрых?

“Это происходит по слабости добрых; злые интригуют и нападают, добрые в нерешительности; но как только эти последние того пожелают, они возьмут верх.”

933. Если человек часто кузнец своих материальных страданий, то так же ли со страданиями душевными?

“Так же и в большей НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ степени, ибо страдания материальные иногда не зависят от воли; но раненая гордыня, уязвленное честолюбие, беспокойная скупость, зависть, ревность, словом, все страсти для души суть орудия пытки.

Зависть и ревность! Счастливы те, кто не знают этих двух гложущих червей! При зависти и ревности нет ни спокойствия, ни возможности самоуспокоения и отдыха для пораженного этим злом: предметы его вожделения, ненависти, досады встают пред ним, как призраки, не дающие ему никакой передышки, и преследуют его Даже во сне. Кто завистлив и ревнив, находится в состоянии постоянной лихорадки. Разве можно пожелать себе этого, и неужели же вы не понимаете, что страстями этими человек устраивает НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ себе добровольные пытки и что жизнь на земле становится для него настоящим адом?”

+ Многие выражения энергично рисуют последствия некоторых страстей; так говорят: “надуться от гордости”, “умереть от зависти”, “высохнуть от ревности”, “потерять аппетит, лишиться сна от досады” и т. д.; картина эта как нельзя более соответствует действительности. Порою даже ревность не имеет определенного объекта, есть люди, по природе своей ревнующие ко всему, что возвышается, выходит за черту посредственности и обыденности, даже тогда, когда у них нет в том никакого прямого интереса, и это единственно потому, что сами они не могут достичь того же; все, что представляется им выше их НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ кругозора, задевает их за живое, и если б только они составляли в обществе большинство, они пожелали бы все опустить до своего уровня. Это зависть, соединенная с бездарностью*.

Человек зачастую несчастен лишь потому, что придает слишком большое значение вещам земным; именно разочарованные тщеславие, честолюбие и скупость создают его несчастье. Если он ставит себя выше узкого круга материальной жизни; если он возносит свои мысли к бесконечности, являющейся его судьбой, то превратности человеческого существования представляются ему тогда мелкими и детскими, подобно печалям ребенка, переживающего из-за утраты любимой игрушки, бывшей для него источником высшего блаженства.

Тот, кто усматривает счастье свое в удовлетворении НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ гордыни и грубых аппетитов, делается несчастен, когда не может их удовлетворять, в то время как тот, кто довольствуется необходимым, счастлив и тем, что всем прочим представляется несчастьем.

Мы говорим о человеке цивилизованном, ибо у дикаря, поскольку потребности у него более ограниченные, нет тех же поводов для расстройства и переживаний: его способ видеть вещи совершенно иной. В цивилизованном состоянии человек размышляет о своем несчастье и его анализирует, и поэтому он более затронут им; но он может также размышлять о средствах утешения и их анализировать. Это утешение он черпает в христианском чувстве, дающем ему надежду на лучшее будущее, и в спиритизме, дарующем НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ ему уверенность в этом будущем.

________

* Можно ли лучше описать историю власти и болезни большевиков и их бюрократии? (И. Р.)

§ 150. УТРАТА ЛЮБИМЫХ

934. Разве утрата тех, кто нам дорог, не такова, что вызывает в нас печаль, и печаль тем более законную, что утрата эта непоправима и не зависит от нашей воли?

“Такая причина затрагивает как богатого, так и бедного: это испытание или искупление — таков общий закон; но утешение в данном случае заключается в том, что вы можете сообщаться с вашими друзьями с помощью средств, имеющихся в вашем распоряжении, в ожидании того, пока у вас не появятся другие, более прямые и более доступные НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ вашим органам восприятия.”

935. Что думать о мнении людей, рассматривающих сообщения с загробным миром как профанацию?

“Не может быть профанации, когда есть сосредоточенность и вызывание проводится с должным уважением и соблюдением приличий; лучшим доказательством тому служит то, что любящие вас духи с удовольствием отзываются на ваш зов; им очень приятно, что вы помните о них, и они рады побеседовать с вами: профанация заключалась бы в том, чтобы заниматься этим легковесно.”

+ Возможность вступить в общение с духами — утешение весьма сладостное, поскольку она доставляет нам средство беседовать с нашими родными и друзьями, покинувшими землю прежде нас. Вызыванием мы приближаем их к НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ себе: они оказываются рядом с нами, слышат нас и отвечают нам; мы как бы Перестаем быть отделенными друг от друга. Они помогают нам своими советами, выражают нам свою привязанность и удовольствие, которое доставляет им наша память о них. Нам радостно знать, что они счастливы, от них самих узнать подробности их нового существования и приобрести уверенность в том, что и мы, в свою очередь, присоединимся к ним.

936. Как безутешные переживания живущих влияют на духов, являющихся их. причиной?

“Дух чувствителен к воспоминаниям и сожалениям тех, кого он любил, и их непрестанные и неразумные страдания и переживания по его поводу мучительно задевают его, потому НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ что в этой их чрезмерной боли он усматривает некий недостаток веры в будущее и доверия к Богу, а следственно, и препятствие к их продвижению, а может быть, и к соединению с ними.”

+ Поскольку дух более счастлив, чем человек, живущий на земле, то сожалеть о нем — значит сожалеть о том, что он счастлив. Двое друзей сидят в тюрьме и заперты в одной темнице; оба они должны однажды выйти на волю, но один из них выходит из тюрьмы раньше другого. Очень ли дружественно со стороны того, который остался, печалиться, что друг его освободился раньше, чем он? Разве не более с НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ его стороны эгоизма, нежели привязанности, желать от ушедшего, чтобы тот делил с ним плен и страдания столько же, сколько и он? То же самое и с влюбленными на земле; тот, кто уходит первым, первым освобождается, и мы должны его с этим поздравить и терпеливо дожидаться того мига, когда настанет и наш черед.

Сделаем на эту тему и другое сравнение. У вас есть друг, положение которого, пока он находится вместе с вами, весьма мучительно; его здоровье или интересы требуют, чтобы он уехал в какую-то другую страну, где ему будет во всех отношениях лучше. Какое-то время его НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ больше не будет рядом с вами, но вы всегда сможете с ним переписываться: разлука ваша. будет всего лишь материальна. Будете ли вы недовольны из-за его отъезда, если это служит его же благу?

Спиритическое учение своими явными доказательствами, которые оно дает грядущей жизни, присутствию возле нас тех, кого мы любили, сохранению их привязанности к нам и заботе их о нас; отношениями, поддерживать которые с ними оно. нас научает, дарует нам самое большое утешение в одной из самых законных причин печали. Благодаря спиритизму нет ни одиночества, ни покинутости: у самого одинокого человека всегда есть рядом с Ним друзья, с коими он НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ может беседовать.

Мы с нетерпением переносим жизненные невзгоды; они представляются нам столь невыносимыми, что мы не понимаем того, как бы мы могли их перенести; и все же, если мы мужественно вынесли их, если сумели подавить в себе ропот, то мы поздравим себя с этим, когда окажемся за пределами нашей земной тюрьмы, подобно тому как тяжелобольной, выздоравливая, поздравляет себя с тем, что выдержал мучительное лечение.

§ 151. РАЗОЧАРОВАНИЯ. НЕБЛАГОДАРНОСТЬ. РАЗБИТЫЕ ПРИВЯЗАННОСТИ

937. Разочарования, которые неблагодарность и хрупкость дружеских уз заставляют нас испытывать, разве не являются они для великодушного человека еще одним источником огорчения?

“Все это так; но мы учим вас жалеть неблагодарных людей и НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ неверных друзей: они будут несчастнее вас. Неблагодарность — дочь эгоизма, и эгоист встретит позднее сердца более бесчувственные, чем его. Помышляйте о тех, кто сделал добра больше вашего, кто заслуживает больше вас, но которым было отплачено самой черной неблагодарностью. Помните, что сам Христос при жизни был осмеян и поруган, что с ним поступили как с обманщиком и самозванцем, и не удивляйтесь тому, что нечто подобное происходит и с вами. Пусть добро, вами сделанное, будет вам в этом мире наградой, и не обращайте внимания, что скажут о нем получившие его. Неблагодарность — это проверка вашей настойчивости в совершении добра: все это вам зачтется НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, и те, которые не признавали вас, будут за это наказаны тем больше, чем больше была их неблагодарность.”

938. Разочарования, обусловленные неблагодарностью, не предназначены ли они для того, чтобы ожесточить сердце и закрыть его всякой впечатлительности?

“Так думать было бы ошибкой: ибо, как ты говоришь, сердечный человек всегда счастлив тем, что делает добро. Он знает, что если об этом и не вспоминается в этой жизни, то будет вспомянуто в жизни иной, и что неблагодарный узнает стыд и угрызения совести.”

— Мысль об этом не мешает его сердцу раниться: и не может ли это зародить у него мысли, что он был бы более НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ счастлив, будь он менее чувствителен?

“Если он предпочитает счастье эгоиста, то да: однако грустное же это счастье! Так пусть он знает, что неблагодарные друзья, его оставляющие, не достойны его дружбы и что он ошибся на их счет; с этого мига он не должен о них сожалеть. Позднее он встретит таких, которые сумеют его лучше понять. Жалейте тех, кто дурно поступает с вами, когда вы того не заслужили; ибо им еще придется вернуться к этому, и печальное же это будет возвращение! Не принимайте к сердцу их грубость и жестокость — для вас это способ быть выше их.”

+ Природа дала человеку потребность любить и НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ быть любимым. Величайшая из радостей, дарованных ему на земле, это встретить сердца, симпатизирующие ему. Также она дает ему первые начала счастья, уготованного ему в мире совершенных духов, где все есть любовь и благосклонность: это та радость, в которой отказано эгоисту.

§ 152. АНТИПАТИЧНЫЕ СОЮЗЫ

939. Если симпатизирующие друг другу духи стремятся к соединению, то как происходит то, что среди воплощенных духов сердечная привязанность бывает зачастую лишь с одной стороны и что даже самая искренняя любовь принимается с равнодушием и даже отвращением: и как, помимо того, самая горячая любовь двух сердец может превратиться в антипатию и порою в ненависть?

“Выходит, ты НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ не понимаешь, что это наказание, которое, однако, лишь временно. Затем, сколько есть таких, которые думают, что безумно любят, потому что судят всего лишь поверхностно, и которые, когда оказываются вынуждены жить с теми, кого якобы любят, вдруг обнаруживают, что их любовь — всего лишь физическое влечение! Недостаточно просто быть влюбленным в того, кто вам нравится и кто наделен, как вы полагаете, прекрасными качествами; только действительно живя вместе с этим человеком, вы сможете оценить его. Сколько, в самом деле, таких союзов, когда поначалу люди не симпатизируют друг другу и когда тот и другой, хорошо узнав друг друга, в конце концов начинают любить любовью нежной и НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ длительной, потому что она основывается на уважении! Не следует забывать, что любит дух, а не тело, и когда материальная иллюзия развеивается, дух видит реальность.

Есть два рода привязанности, два рода любви: телесная и духовная, и одну часто принимают за другую. Привязанность духовная, когда она чиста и основана на симпатии, долговременна: привязанность телесная преходяща; вот почему те, которые полагали, будто любят друг друга вечной любовью, друг друга ненавидят, Когда иллюзия рассеивается.”

940. Недостаток симпатии между существами, предназначенными жить вместе, не является ли также и он источником печалей тем более горьких, что они отравляют все существование?

“В самом деле, весьма горьких: но НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ это одно из тех несчастий, первопричиной коих чаще всего являетесь вы сами. Прежде всего неверны ваши законы, ведь неужели ты думаешь, будто Бог заставляет тебя оставаться с теми, кто тебе не нравится? и затем, в этих союзах вы часто ищете больше удовлетворения собственных ваших гордыни и честолюбия, нежели счастья, какое дает взаимная любовь. И тогда претерпеваете на себе последствия ваших предрассудков.”

— Но разве в этом случае не окажется почти всегда невинной жертвы?

“Да, и это для нее мучительное искупление: но ответственность за ее несчастье падет на тех, кто были ему причиною. Если свет истины проник в НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ ее душу, она почерпнет себе утешение в своей вере в будущее. В общем же, по мере ослабления предрассудков, причины этих индивидуальных несчастий также исчезнут.”

§ 153. БОЯЗНЬ СМЕРТИ

941. Боязнь смерти является для многих людей причиной смятения; чем вызвана эта боязнь, ведь они имеют перед собой грядущее?

“Они боятся понапрасну; но что ты хочешь! В молодости их стремятся убедить в том, будто существуют ад и рай, и более вероятно, что они попадут в ад, потому что им говорят, будто то, что есть в природе, — смертный грех для души; и тогда, вырастая, если они умны, они не могут, согласиться с этим и становятся атеистами или материалистами: таким НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ образом их приводят к вере в то, что за пределами наличествующей жизни больше ничего нет. Что же до тех, которые продолжают верить в то, чему их учили в детстве, то они боятся вечного огня, который должен жечь их, не уничтожая.

Смерть не внушает никакой боязни справедливому, потому что помимо веры, у него есть уверенность в будущем: надежда позволяет ему дожидаться лучшей жизни, а любовь (милосердие), закону которой он следовал, дает ему убежденность, что в мире, в коий он отправляется, он не встретит ни единого существа, взгляда которого ему пришлось бы страшиться.” (См. № 730)

+ Человек плотский, более привязанный НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ к жизни тела, чем к жизни духа, имеет на земле страдания и наслаждения материальные; его счастье состоит в беглом удовлетворении всех своих желаний. Душа его, постоянно занятая и озабоченная превратностями жизни, пребывает в непрестанной тревоге и муке. Смерть пугает его, потому что он не верит в свое будущее и оставляет на земле все свои привязанности и надежды.

Человек духовный, поднявшийся над искусственными потребностями, создаваемыми страстями, уже и здесь обладает наслаждениями, не ведомыми человеку материальному. Умерение своих желаний сообщает духу его спокойствие и ясность. Он счастлив тем добром, которое делает, для него вовсе нет разочарований, и жизненные неурядицы соскальзывают с его души, не НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ оставляя на ней болезненного отпечатка.

942. Не найдут ли некоторые люди немного банальными эти советы о том, как быть счастливыми на земле; не усмотрят ли они в них того, что называется “общим местом”, “прописными истинами”? И не скажут ли они, что в конечном счете секрет счастья заключается в том, чтобы уметь переносить свое несчастье?

“Найдутся обязательно те, кто скажут это, и их будет много; но именно с ними дело обстоит так же, как с тем больным, которому врач прописал диету: эти люди хотели бы поправиться без лекарств и объедаться по-прежнему.”

§ 154. ОТВРАЩЕНИЕ К ЖИЗНИ. САМОУБИЙСТВО

943. Откуда происходит отвращение к жизни НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, без определенных мотивов завладевающее некоторыми людьми?

“Последствие праздности, недостатка веры, а зачастую пресыщенности.

Для того, кто использует свои способности ради полезной цели и в согласии со своими природными склонностями, труд не бывает обременителен и жизнь протекает быстрее; жизненные невзгоды он переносит с большим терпением и смирением, потому что Действует он ради счастья более прочного и длительного, коие его обкидает.”

944. Имеет ли человек право распоряжаться своей собственной жизнью?

“Нет, один только Бог имеет это право. Добровольное самоубийство — нарушение этого закона.”

— Но разве самоубийство не всегда добровольно?

“Безумец, убивающий себя, не знает, что он делает.”

945. Что думать о самоубийстве, имеющем НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ своей причиной отвращение к жизни?

“Безрассудные! Зачем они не трудились? Жизнь не была бы им в тягость!”

946. Что думать о самоубийстве, имеющем целью избежать несчастий и разочарований этого мира?

“Это нищие духом, не имеющие смелости выдержать несчастья существования! Господь помогает страждущим, а не тем, у кого нет ни силы, ни смелости. Жизненные невзгоды суть испытания или искупления. Блаженны переносящие их без ропота, ибо вознаграждены будут! И, напротив, горе тем, кто ожидают своего спасения от того, что они в своем безбожии называют „случаем" или „удачей"! Случай или удача, если говорить их языком, действительно могут благоприятствовать им какое-то мгновение, но НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ лишь затем., чтобы позднее с еще большей безжалостностью дать им почувствовать всю пустоту этих слов.”

— Те, кто довели несчастного до этого акта отчаяния, испытают ли на себе последствия его?

“О, горе им! Ибо они ответят за это как за убийство!”

947. Человек, борющийся с нуждой и дающий себе умереть от отчаяния, может ли считаться самоубийцей?

“Это самоубийство, но те, кто являются его причиною или могли бы помешать ему, виновнее его, и его ждет снисхождение. Но все же не думайте, что ему полностью прощено, если у него не хватило твердости и настойчивости и если он не употребил весь свой ум НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ на то, чтобы вытащить себя из трясины. Горе ему, если его отчаяние рождается из гордыни; я хочу сказать, если он принадлежит к тем, в ком гордыня парализует силы ума и кто устыдился бы, что живет трудом рук своих; и кто предпочитает умереть с голоду, нежели поступиться тем, что они называют своим „общественным положением"! Не в сотни ли раз больше величия и достоинства будет в том, чтобы бороться с превратностями судьбы, чтобы пренебрегать критикой пустого и эгоистичного света, коий обращен с доброй волей лишь к тем, у кого все есть, и поворачиваются к вам спиной, как только у вас появится в НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ нем нужда? Пожертвовать своею жизнью ради уважения света — дело глупое, ибо свет не придаст тому никакого значения.”

948. Самоубийство, имеющее цель избежать стыда, вызванного дурным поступком, так ли предосудительно, как и то, которое обусловлено отчаяньем?

“Самоубийство не исправляет ошибки, наоборот, вместо одной их оказывается две. Если имели смелость сделать зло, то нужно иметь и смелость подвергнуться последствиям этого зла. Судит Бог и, исходя из причины, может иногда уменьшить строгость наказания.”

949. Простительно ли самоубийство, когда оно имеет своею целью спасти от позора детей или семью?

“Тот, кто поступает так, заблуждается, но он верит, что поступает правильно, и Бог это ему НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ засчитывает, ибо такой поступок выступает у него в качестве искупления, которое он сам себе назначает. Намерением своим он уменьшает совершенную им ошибку, но она не перестает оттого быть ошибкой. В общем же, устраните ваши общественные заблуждения и предрассудки — и у вас больше не будет таких самоубийств.”

+ Тот, кто лишает себя жизни, чтобы избежать позора и стыда за свои скверные поступки, тем показывает, что он больше дорожит уважением людским, нежели Божьим, ибо он возвращается к духовной жизни обремененным своими несправедливостями, сам лишив себя средств к тому, чтобы исправить их при жизни. Господь зачастую менее непреклонен, нежели люди; Он прощает, когда НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ раскаяние искренно, и принимает в расчет наше исправление своих ошибок: но самоубийство не исправляет ничего.

950. Что думать о человеке, лишающем себя жизни в надежде, что так он раньше достигнет лучшей жизни?

“Другое безумие! Пусть он творит добро — и у него будет больше уверенности достичь ее, самоубийством же он только задерживает свое вступление в мир лучший; в результате он после сам попросит возможности вернуться на землю докончить ту жизнь, которую он прервал, движимый ложной мыслью. Ошибка, какого бы рода она ни была, никогда не откроет святилища, где пребывают избранные.”

951. Разве не похвально иной раз пожертвовать своей жизнью, когда делаешь это с НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ целью спасти чужую жизнь или быть полезным своим ближним?

“Это может быть прекрасным только в зависимости от намерения, и пожертвовать своею жизнью — это не самоубийство; но Бог противится бесполезному самопожертвованию, и самопожертвование не угодно Ему, если замутнено гордынею. Самопожертвование исполнено достоинства лишь в том случае, если оно бескорыстно; и если совершающий его имеет порой какую-то заднюю мысль, то это уменьшает ценность его во взгляде Божьем.”

+ Всякая жертва, совершающаяся за счет своего собственного счастья, есть действие, исполненное во взгляде Божьем высочайшего достоинства, ибо это есть осуществление закона милосердия. И поэтому, поскольку жизнь является земным благом, которое человек ценит превыше всего НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, тот, кто отказывается от нее для блага ближних, никак не преступает закона Божьего, но совершает акт самопожертвования. Но прежде чем совершить его, он должен размыслить толком, не может ли. его жизнь оказаться полезнее людям, чем его смерть.

952. Человек, погибающий как жертва необузданности собственных страстей, необузданности, которая, как он знает, должна ускорить его конец, но которой он более не имеет силы противиться, потому что привычка сделала эти страсти настоящими физическими потребностями, совершает ли он самоубийство?

“Это нравственное самоубийство. Неужели же вы не понимаете, что в этом случае человек вдвойне виновен? В нем есть недостаток мужества и скотство, а также забвение Бога НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ.”

— В большей или меньшей степени он виновен, нежели тот, который лишает себя жизни из отчаяния?

“Он более виновен, потому что у него есть время продумать свое самоубийство; у того же, кто совершает его внезапно и вдруг, происходит как бы мгновенное умственное затмение, схожее с безумием; первый будет наказан гораздо строже, ибо наказания всегда соразмерны степени сознания совершенных ошибок.”

953. Когда человека ожидает неизбежная и ужасная смерть, то может ли ему быть поставлено в вину, если он на несколько мгновений сократит свои страдания добровольным уходом?

“Всегда есть вина в том, чтобы не дождаться срока, означенного Богом. И всегда НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ ли можно быть уверенным, что срок этот и в самом деле наступил, и разве нельзя получить неожиданную помощь в самый, казалось бы, последний миг?”

— Можно понять, что в обычных обстоятельствах самоубийство заслуживает осуждения, но мы говорим сейчас о таком случае, когда смерть неизбежна и когда жизнь сокращается лишь на несколько мгновений?

“Это всегда оказывается недостатком смирения и повиновения воле Создателя.”

— Каковы в таком случае последствия этого действия?

“Искупление соразмерно серьезности ошибки, смотря по обстоятельствам, как всегда.”

954. Предосудительна ли неосторожность, если она без пользы подвергает жизнь опасности?

“Не бывает вины, когда нет намерения и действительного сознания того, чтоб творить зло.”

955. Женщины, которые в НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ некоторых странах добровольно сжигают себя на костре с телом своего мужа, могут ли считаться самоубийцами и испытывают ли они на себе последствия этого?

“Они повинуются предрассудку, и зачастую более силе, нежели своей собственной воле. Они верят, что исполняют тем свой долг, а ведь не в этом заключается природа самоубийства. Их извинение в нравственном ничтожестве большинства из них и в их невежестве. Эти варварские и глупые обычаи исчезнут по мере утверждения цивилизации.”

956. Те, кто, оказавшись не в состоянии перенести потерю дорогих им людей, убивают себя в надежде соединиться с ними, достигают ли они тем своей цели?

“Результат НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ оказывается для них совершенно иного свойства, чем тот, которого они ожидали, и вместо соединения с объектом своей привязанности, они удаляются от него на еще более длительный срок, ибо Бог не может поощрить акт малодушия и то оскорбление, какое Ему наносят неверием в Его провидение. За этот миг безумия они заплатят печалями большими, чем те, сократить которые они собирались, и не будет для них возмещением удовлетворения, на которое они надеялись.” (См. № 934 и далее).

957. Каковы в общих чертах последствия самоубийства для духа?

“Последствия самоубийства весьма разнообразны; не существует определенных наказаний, и во всех случаях они всегда соотносятся с причинами, к ним приведшими НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ; но есть одно последствие, коего самоубийца не может избежать: это — разочарование, все выйдет так, что надежды его окажутся обмануты. Впрочем, участь у каждого своя: она зависит от обстоятельств. Некоторые искупают свою вину незамедлительно, другие в новой своей жизни, которая окажется хуже той, ход которой они прервали.”

+ Действительно, наблюдение показывает, что последствия самоубийства не всегда одинаковы; но некоторые среди них общи для всех случаев насильственной смерти и суть последствия внезапного прерывания жизни. Прежде всего, это более длительное и прочное сохранение связи духа и тела, поскольку связь эта была в полной своей силе в миг, когда была разорвана, тогда как при естественной смерти НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ она ослабляются постепенно и прекращается зачастую прежде, чем жизнь полностью угаснет. Последствием этого состояния вещей является продление спиритического смятения, затем сохранение иллюзии в течение более или менее длительного времени, заставляющей духа считать, что он еще не умер. (См. №№ 155 и 165).

Сродство, продолжающееся между духом и телом, производит у некоторых самоубийц своеобразный отзвук, отголосок состояния тела на дух, который невольно ощущает в себе все муки и ужас процесса разложения, переживаемого телом, и состояние это может длиться столько времени, сколько должна была продолжаться жизнь, которую он оборвал. Последствие это не является общим правилом, но нет случая, когда бы самоубийца был освобожден НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ от последствий своего недостатка храбрости, и рано или поздно он тем иди иным образом искупает свою ошибку. Так, некоторые духи, бывшие на земле очень несчастными, сказали, что в предыдущей жизни они наложили на себя руки и поэтому добровольно подчинились новым испытаниям, чтобы попытаться перенести их с большей покорностью. У некоторых из них это своего рода привязанность к материи, от которой они тщатся освободится, чтобы воспарить к лучшим мирам, вход в которые для них закрыт: у большинства из них это сожаление о том, что они сделали столь бесполезную вещь как самоубийство, поскольку от нее они испытывают только разочарование.

Религия НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, мораль, все философии осуждают самоубийство как действие, противоречащее закону природы: все они говорят нам, что в принципе человек не имеет права добровольно сокращать свою жизнь; но почему у него нет этого права? Почему мы не свободны положить конец нашим страданиям? Спиритизму было уготовано показать на примере поддавшихся этому соблазну, что это не только ошибка, нарушающая нравственный закон — соображение, для некоторых лиц лишенное веса, — но поступок глупый, поскольку, поступая так, ничего не выигрывают, но лишь теряют; и не теория этому нас учит, а факты, кои спиритизм полагает пред нашими глазами.

Глава Вторая

ГРЯДУЩИЕ МУКИ И РАДОСТИ

Небытие. Будущая жизнь — Предчувствие грядущих мук и НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ наслаждений — Вмешательство Божие в распределение мук и наград — Природа грядущих мук и наслаждений — Временные муки — Искупление и раскаянье — Продолжительность будущих мук — Воскресение плоти — Рай, ад и чистилище

§ 155. НЕБЫТИЕ. БУДУЩАЯ ЖИЗНЬ

958. Почему у человека инстинктивный ужас перед небытием?

“Потому что небытия нет.”

959. Откуда берется у человека инстинктивное предчувствие будущей жизни?

“Мы уже сказали: перед этим его воплощением дух его знал все, и душа сохраняет смутное воспоминание о том, что она знает и видела в духовной своей жизни.” (См. № 393).

+ Во все времена человек заботился о своем загробном будущем, и это более чем естественно. Какое бы значение ни придавал он текущей жизни, он не может НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ не видеть, сколь она коротка, хрупка и уязвима, поскольку может оборваться в любой миг, и он никогда не может быть уверен в своем завтрашнем дне. Чем же он становится после рокового мига? Вопрос серьезен, ибо речь идет не о нескольких годах, но о вечности. Тот, кто должен провести долгие годы в чужой стране, беспокоится о том, какое положение он там займет; так как же нам не заботиться о положении, нас ожидающем по оставлении этого мира, ибо это будет навсегда? Идея небытия имеет в себе нечто отталкивающее, отвращающее разум. Человек самый беззаботный при жизни, приближаясь к последнему мигу НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, спрашивает себя, чем он станет, и невольно надеется.

Верить в Бога, не допуская мысли о грядущей жизни, есть бессмыслица. Предчувствие лучшей жизни отыскивается во глубине душ всех людей; и Бог не мог поместить его там понапрасну.

Будущая жизнь означает сохранение нашей индивидуальности после смерти. В самом деле, что значило б для нас пережить свое тело, если нашей нравственной сущности суждено потеряться в океане бесконечности? Последствия этого для нас были бы равнозначны небытию.

§ 156. ПРЕДЧУВСТВИЕ ГРЯДУЩИХ МУК И НАСЛАЖДЕНИЙ

960. Откуда берется встречающаяся у всех народов вера в грядущие муки и награды?

“Это все то же самое: предчувствие реальности, сообщаемое человеку воплощенным НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ в нем духом, ибо, толком ведайте это” не напрасно некий внутренний голос говорит вам: ваша ошибка в том, что вы недостаточно слушаете его. Если б вы часто думали об этом, вы стали бы лучше.”

961. Какое чувство преобладает у большинства людей в миг смерти; сомнение ли это, боязнь или надежда?

“Сомнение у закоренелых скептиков, боязнь у виновных, надежда у людей добра.”

962. Почему есть скептики, если душа сообщает человеку предчувствие вещей духовного порядка?

“Скептиков гораздо меньше, чем полагают; многие притворяются при жизни вольнодумцами из гордыни, но в миг смерти они не так уж храбры.”

+ Будущая жизнь спросит с нас за все наши поступки. Разум НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ и справедливость говорят нам, что в распределении счастья, к коему стремится каждый человек, добрые и злые не могут смешаться. Бог не может желать того, чтобы одни без труда пользовались благами, коих другие достигают лишь благодаря усилиям, труду и настойчивости.

Понятие, какое Бог дает нам о Своей справедливости и доброте в мудрости Своих законов, не позволяет нам думать, будто справедливый и злой в глазах Его равноценны, и сомневаться в том, что однажды они получат один награду, другой наказание за добро и зло, ими содеянные. И поэтому врожденное предчувствие справедливости, в нас имеющееся, дает нам наитивное знание о НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ будущих муках и наградах.

§ 157. ВМЕШАТЕЛЬСТВО БОЖИЕ В РАСПРЕДЕЛЕНИЕ МУК И НАГРАД

963. Занимается ли Господь лично каждым отдельным человеком? Не слишком ли Он велик и не слишком ли мы малы для того, чтобы каждая человеческая личность имела значение в Его глазах?

“Бог занимается всеми существами, коих Он создал, как бы ни были они малы; ничто не может быть слишком мало для Его доброты.”

964. Нужно ли Богу заниматься каждым из наших поступков, чтобы вознаградить нас или нас наказать, и не будет ли большая часть этих поступков для Него незначительна?

“У Бога свои законы, управляющие всеми вашими поступками: если вы законы эти нарушаете НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, то это ваша вина. Несомненно, когда человек переходит меру, впадает в крайность, Бог не произносит над ним приговор, говоря ему, к примеру: „Ты был чревоугодник, за это Я накажу тебя"; нет, вместо этого Он начертал всему определенный предел. Болезни и зачастую смерть суть последствие излишеств и крайностей. Вот вам и наказание: оно есть результат нарушения закона. И так происходит во всем.”

+ Все наши действия подчинены законам Божиим; нет ни одного из них, сколь бы незначительным оно нам ни казалось, которое не могло бы быть их нарушением. И если мы подвергаемся последствиям этого нарушения, мы должны пенять за это лишь на самих НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ себя, ибо мы таким образом делаемся кузнецами своего грядущего счастья или несчастья.

Истина эта делается ощутимой с помощью следующей притчи: “Отец дал сыну для обработки поле и говорит: „Вот тебе правило, как поле обрабатывать, и все инструменты, необходимые для того, чтобы сделать это поле плодородным и обеспечить свое существование. Если ты будешь держаться наставлений, которые я тебе дал, то поле твое родит много и обеспечит тебе покой в старости: в противном же случае оно не родит ничего, и ты умрешь с голоду". Сказав это, он оставляет его поступать по своему усмотрению”.

Не правда ли, поле это будет плодоносить в НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ зависимости от трудов, потраченных на уход за ним, и что всякое небрежение будет в ущерб урожаю? Сын, стало быть, на старости лет будет счастлив или несчастен смотря по тому, следовал ли он правилу, преподанному ему отцом, или им пренебрег. Господь же еще более предусмотрителен, ибо всякий миг Он предупреждает нас, добро или зло мы совершаем: Он посылает нам духов, чтобы те направили нас, но мы не слушаем их. Есть еще и то различие, что Бог всегда дает человеку возможность в последующих существованиях исправить свои былые ошибки, тогда как сын, о котором мы говорим, возможности такой, если он дурно распорядился своим НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ временем, не имеет.

§ 158. ПРИРОДА ГРЯДУЩИХ МУК И НАСЛАЖДЕНИЙ

965. Имеют ли муки и услады души после смерти в себе нечто материальное?

“Оне не могут быть материальными, поскольку душа не есть материя: сам здравый смысл говорит вам это. Эти муки и услады не имеют в себе ничего плотского, и все же оне в тысячу раз живее тех, какие вы ощущаете на земле, поскольку дух, раз освободившись из материи, делается гораздо более впечатлительным. Материя более не притупляет его ощущения.” (См. №№ 237-257).

966. Отчего человек зачастую составляет себе о страданиях и наслаждениях будущей жизни понятия столь грубые и глупые?

“Ум еще весьма слабо НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ развит. Разве ребенок понимает так же, как взрослый? Впрочем, это зависит еще и от того, чему его научили, — и здесь-то и имеется наибольшая нужда в реформе...

Язык ваш слишком неполон, чтобы выразить то, что находится вне вас; и тогда-то и понадобились сравнения, а вы эти образы и фигуры приняли за реальность; но по мере того, как человек просвещается, мысль его понимает вещи, какие язык его не может выразить.”

967. В чем заключается счастье добрых духов?

“Знать все и вся: не иметь ни ненависти, ни ревности, ни зависти, ни тщеславия, ни какой другой страсти, составляющей несчастье людей. Любовь, соединяющая их, для них НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ источник высшего блаженства. Они не испытывают ни потребностей, ни страданий, ни терзаний материальной жизни; они счастливы тем, что творят добро. В общем же счастье духов всегда соразмерно степени их продвинутости. Правда, лишь чистые духи наслаждаются высшим блаженством, но ведь и все прочие отнюдь не несчастны. Между теми, что дурны, и теми, что совершенны, есть бесконечное множество степеней, в которых радости и наслаждения соответствуют состоянию их нравственности. Достаточно продвинутые понимают счастье идущих впереди них, они стремятся к нему, но для них это предмет соревнования, а не зависти. Они знают, что лишь от них самих зависит достичь этого, и НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ трудятся ради этой цели со спокойствием чистой совести, и они счастливы, что им не надо претерпевать страдания, коим подвергают себя те, кто плохи.”

968. Вы ставите отсутствие материальных нужд в число условий счастья духов; но не правда ли, удовлетворение этих потребностей является для человека источником наслаждений?

“Да, наслаждений зверя; и когда ты не можешь. удовлетворить эти потребности, то это уже пытка.”

969. Что следует разуметь, когда говорят, что чистые духи соединены в лоне Божьем и занимаются тем, что поют Господу хвалы?

“Это аллегория, обрисовывающая их разумение совершенств Господних, поскольку они видят Его и Его понимают, но эту аллегорию, как и множество НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ прочих, ни в коем случае не следует понимать буквально. Все в природе, начиная от песчинки, от атома, славит, поет, т. е. выражает собой всемогущество, мудрость и доброту Господню. Но не вздумай верить, будто сонмы блаженных духов пребывают вечность в созерцании. Такое счастье было бы глупо и однообразно; помимо того, оно было бы эгоистично, поскольку их существование оказалось бы бесконечной бесполезностью. У них нет больше терзаний, сопровождающих существование в теле, — а уже только одно это наслаждение. И затем, как мы уже говорили, они знают и понимают все и вся. Они применяют ум, ими наработанный, на то, чтобы помочь прогрессу других духов НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, — это и есть род деятельности, коему они отдаются, и он в то же время — источник духовных удовольствий.”

970. В чем заключаются страдания низших духов?

“Они так же разнообразны как и причины, их произведшие, и соразмерны степени несовершенства духов, как их наслаждения соразмерны степени их совершенства. Страдания их можно свести к следующему: завидовать во всем, чего не достает им самим, чтобы быть счастливыми, и не мочь достичь этого: видеть счастье и не мочь его добиться; это сожаление, зависть, ярость, отчаяние в отношении того, что не дает им быть счастливыми; угрызения совести, невыразимая моральная напряженность. У них вожделение всех наслаждений и невозможность НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ их удовлетворить, и это составляет их главную муку.”

971. Влияние, которое духи оказывают друг на друга, всегда ли оно положительно?

“Всегда хорошо со стороны духов добрых, это ясно само собой; но духи порочные стремятся своротить с пути добра и раскаяния тех, кто, как они считают, подвержены их влиянию и кого они часто влекли ко злу при жизни.”

— Таким образом, смерть не освобождает нас от искушения?

“Нет, не освобождает, но все же влияние злых духов на прочих духов значительно меньше, чем на людей, потому что духам не пособляют материальные страсти.” (См. № 996).

972. Как злым духам все-таки удается вводить прочих духов в НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ искушение, если страсти последних не оказывают им в этом поддержки?

“Если страсти и не существуют материально, у духов отсталых оне все-таки еще наличествуют в их мысли; и злые в них эти мысли поддерживают, завлекая свои жертвы в те места, где оне могут увидеть бушевание этих страстей и все то, что может возбудить их.”

— Но к чему эти страсти, если оне не имеют под собой реальной почвы?

“Именно в этом их наказание, мука, казнь, если угодно: скупец зрит золото, коим он не может обладать; распутник — оргии, в коих он не может принять участия; честолюбец — почести, которых он НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ желает и которыми не может насладиться.”

973. Каковы самые большие страдания, которые могут претерпевать злые духи?

“Нет возможности дать описание нравственным мукам, коие являются наказанием за некоторые преступления; даже тому, кто терпит их, было бы затруднительно дать вам о них понятие: но, бесспорно, самая страшная из них заключается в мысли о том что он осужден безвозвратно и что претерпеваемое им будет длиться вечно.”

+ О муках и страданиях души после смерти человек составляет себе понятие более или менее высокое в зависимости от состояния своего ума. Чем более ум его развит, тем чище и свободнее от материи это понятие: он понимает вещи с НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ более рациональной точки зрения, — он перестает буквально понимать стилистические фигуры образного языка. Более просвещенный разум, научая нас тому, что душа есть существо чисто духовное, говорит нам тем самым, что она не может быть затронута впечатлениями, воздействующими лишь на материю. Но из этого не следует, что она свободна от страданий и не получает наказания за свои ошибки. (См. № 237).

Спиритические сообщения показывают нам будущее состояние души не как какую-то теорию, но как действительную реальность. Они полагают перед нашими глазами все перипетии загробной жизни: в то же время показывают их нам как совершенно естественные последствия жизни земной. Освобожденные от фантастического обличия НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, созданного людским воображением, они не делаются от того менее мучительны для тех, кто дал плохое употребление своим способностям. Бесконечно разнообразие этих последствий, но основное правило, можно сказать, таково: каждый наказан в том, в чем он грешил. Так получается, что наказанием для некоторых будет непрестанно видеть зло, ими совершенное: наказание для других в том, чтобы испытывать угрызения совести, страх, стыд, сомнение, одиночество, темноту, разлуку с теми, кто дорог им, и т. д.

974. Откуда происходит учение о вечном огне? “Всего лишь образ, принятый, как и многое другое, за действительность*.”

— Но разве не может страх перед вечным огнем иметь хороший результат?

“Посмотрите же, многих НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ ли он удержал, хотя бы среди тех, кто учат тому других. Если вы учите вещам, коие разум позднее отбрасывает, то впечатление, производимое вами, не может быть ни прочным, ни благотворным.”

+ Человек, будучи бессилен выразить своим языком природу этих страданий, не нашел более энергичных сравнений, чем сравнение с огнем, ибо для него огонь являет собой самый жестокий тип пытки, а также символ самого энергичного действия. Вот почему вера в вечный огонь восходит к самой глубокой древности, а современные народы унаследовали ее от народов древних; вот почему также принято говорить — „огонь страстей", „сгорать от любви, от ревности" и т. д., и НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ т. п.

975. Понимают ли низшие духи счастье праведного?

“Да, и это также составляет их муку; ибо они понимают, что лишены его по собственной вине. Вот почему дух, освобожденный от материи, стремится к новому физическому воплощению, ведь каждое новое существование может сократить для него длительность этой пытки, если только существование это хорошо употреблено. Тогда именно он и производит выбор испытаний, пройдя через которые, сможет искупить свои ошибки; ибо, знайте это, дух страждет от всего зла, им содеянного или добровольной причиной коего он оказался, от всякого добра, какое он мог сделать и не сделал, и от всего зла, какое вызвано не НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ сделанным им добром.

Со зрения духа снят покров иллюзии; он как бы вышел из тумана, застилавшего вежды, и ясно видит все, что стоит между ним и его счастьем: и тогда он страдает еще более, ибо ему понятно теперь, сколь велика была его вина. Для него иллюзия развеялась: он видит то, что есть.”

+ Дух в скитающемся состоянии охватывает, с одной стороны, все свои прошлые существования и, с другой, видит обетованное грядущее и понимает, чего ему еще недостает, чтобы достичь его. Так путник, достигший вершины горы, видит пройденный путь и тот, который ему еще остается пройти, чтобы достичь НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ своей цели.

976. Видеть страдающих духов, не есть ли это для добрых повод к печали, и тогда что становится с их счастьем, если счастье это поколеблено?

“Это не повод для печали, поскольку они знают, что зло и страдание имеют свой предел: они помогают другим улучшиться и протягивают им для этого руку: это. их постоянное занятие и источник радости, когда они добиваются успеха.”

— Это можно понять, когда речь идет о страданиях духов, им посторонних или безразличных: но видеть печали и страдания тех, кого они любили на земле, разве это не нарушает их счастья?

“Если бы они не видели этих страданий, то это значит, что НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ они стали бы вам после смерти чужими. Религия же говорит вам, что души видят вас; но оне рассматривают ваши печали с. другой точки зрения. Оне знают, что страдания эти полезны для вашего продвижения, если вы перенесете их со смирением. Оне, стало быть, более сожалеют о недостатке храбрости,, вас задерживающем, чем о страданиях как таковых, кои всего лишь преходящи.”

977. Поскольку духи не могут скрыть друг от друга своих мыслей и все поступки их оказываются известны, то из этого вроде бы получается, что виновник находится в постоянном присутствии своей жертвы?

“Это и не может быть иначе, сам здравый НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ смысл говорит об этом.”

— Это разоблачение всех наших предосудительных поступков и постоянное присутствие тех, кто были их жертвами, не будет ли наказанием для виновника?

“И большим, чем думают, но только до тех пор, пока он не искупит своих ошибок либо как дух, либо как человек в новых телесных воплощениях.”

+ Когда мы сами находимся в мире духов и наше прошлое всем видно, то добро и зло, нами содеянные, также всем оказываются известны. Тщетно совершивший зло будет желать избежать встречи со своими жертвами: их неизбежное присутствие будет для него наказанием, а угрызениям совести не будет конца, покуда он не искупит своих ошибок. В НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ то же время человек добра, напротив того, встретит повсюду дружественные и благожелательные взгляды.

Злому нет большей муки на земле, как быть вместе со своими жертвами: поэтому он постоянно стремится избежать их присутствия. Что же произойдет после того, как иллюзия развеется и он поймет совершенное им зло, увидит, как самые тайные поступки его станут явны, известны всем, как лицемерие его будет разоблачено, а сам он окажется выставлен на всеобщее обозрение? И в то самое время, как душа человека порочного пребывает во власти стыда, сожаления и угрызений совести, душа праведного наслаждается с совершенной безмятежностью.

978. Воспоминание об ошибках, совершенных душою в НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ пору ее несовершенства, не смущает ли оно ее счастья даже и после того, как она очистилась?

“Нет, потому что она искупила свои ошибки и вышла победительницей из испытаний, которым она себя с этой целью подвергла.”

979. Испытания, которые душе останется выдержать, чтобы завершить свое очищение, не являются ли они для нее причиною мучительных опасений, нарушающих ее счастье?

“Да, для души, пока еще опороченной; поэтому-то она и не может наслаждаться совершенным счастьем, пока не очистится окончательно. Но для достаточно продвинутой души мысль об остающихся испытаниях не содержит в себе ничего мучительного.”

+ Душа, достигшая определенной степени чистоты, уже наслаждается счастьем; чувство сладкой удовлетворенности НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ наполняет её. Она счастлива всем тем, что открыто ее взору, всем, что ее окружает. Со всех тайн и чудес творения для нее поднято покрывало, и совершенства Божеские являются ей во всем своем великолепии.

980. Нити симпатии, связывающие духов одного ранга, являются ли для них источником блаженства?

“Союз духов, слитых воедино в своем стремлении к добру, является для них одной из самых великих радостей: ибо союзу этому не грозит разрушение через эгоизм. В мире целиком духовном они образуют семьи, основанные на едином чувстве, а именно в этом заключается духовное счастье, подобно тому как в твоем мире вы группируетесь по НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ своим интересам и получаете определенное удовольствие от того, что собираетесь вместе. Чистая и искренняя привязанность, которую духи питают друг к другу и объектом коей они друг для друга являются, для них источник блаженства, ибо там нет и не может быть ни лжедрузей, ни лицемеров.”

+ На земле человек ощущает предпосылки этого счастья, когда встречает души, с коими он может соединиться в чистом и святом союзе. В жизни более очищенной радость эта будет невыразима и беспредельна, потому что он встречать будет лишь души симпатизирующие, коих не охладит эгоизм; ибо все в природе есть любовь, и лишь эгоизм убивает ее.

981. Есть ли для будущего НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ состояния духа какое-то различие между тем, кто при жизни боялся смерти, и тем, кто взирал на нее безразлично и даже с радостью?

“Различие может быть очень велико. Однако зачастую оно стирается из-за причин, вызывающих эту боязнь или радость. Пусть смерти боятся или желают ее, можно при этом быть движимым чувствами самыми разными, а именно эти чувства и влияют на будущее состояние духа. Ясно, например, что у того, кто желает смерти единственно потому, что видит в ней конец своим треволнениям, это желание представляет собой своего рода ропот на Провидение и на испытания, коим он должен подвергнуться.”

982. Необходимо НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ ли исповедовать спиритизм и верить в проявления духов, чтобы обеспечить себе лучшую участь в будущей жизни?

“Если бы это было так, то все те, кто в это не верят или не могли получить в этой области необходимых знаний, оказались бы обделенными, что было бы абсурдно. Только добро обеспечивает лучшую участь в грядущем: а добро — оно всегда добро, каков бы ни был путь, к нему ведущий.” (См. №№ 165-779).

+ Вера в спиритизм помогает самосовершенствованию, сосредоточивая мысли на вехах грядущего. Она торопит продвижение как отдельных людей, так и масс, потому что позволяет дать себе отчет в том, какими мы станем однажды. Это точка НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ опоры, свет, нас направляющий. Спиритизм учит с терпением и покорностью выносить испытания, выпадающие нам на долю. Он отвращает от действий, могущих отодвинуть от нас будущее наше счастье. Таким именно образом он содействует этому счастью, но это не значит, что достичь этого счастья нельзя без него.

_________

* Ответ, думается нам, не вполне корректен и, уж во всяком случае, неточен. Тема Огня — краеугольный камень Агни-Йоги, но, бесспорно, буквальное понимание всего этого — очередная глупость механистического ума. (И. Р.)

§ 159. ВРЕМЕННЫЕ МУКИ

983. Разве дух, искупающий свои ошибки в новом существовании, не испытывает материальных страданий, а коли испытывает, то точно ли будет сказать, будто НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ после смерти страдания души только нравственные?

“Совершенно верно, — когда душа воплощается вновь, жизненные волнения являются для нее источником страданий: но лишь тело страдает материально.

Вы часто говорите о том, кто умер, что он отмучился. Но это не всегда верно. Как у духа, у него нет больше физических болей: но в зависимости от совершенных ошибок он может иметь боли нравственные, коие сильнее первых, а в новом существовании он может быть еще несчастнее. Тот, чье богатство неправедно, будет просить милостыню и будет отдан на растерзание всем лишениям нищеты; гордец — всем унижениям; злоупотребляющий властью и к подчиненным своим презрительный и жестокий в новой жизни окажется НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ во власти хозяина более жестокого, нежели он был сам. Все муки и страдания жизни суть искупления ошибок прошлого существования, в тех случаях когда они не являются следствием ошибок существования настоящего. Когда вы уйдете отсюда, вы поймете это. (См. №№ 273, 393, 399).

Человек, полагающий себя счастливым на земле, потому что он может удовлетворить свои страсти, делает мало усилий, чтобы улучшить себя. Он часто уже при этой жизни искупает свое эфемерное счастье, но, определенно, он будет искупать его еще и в другом своем существовании, столь же материальном.”

984. Жизненные беды и неурядицы, всегда ли они наказание нынешних ошибок?

“Нет, мы уже сказали: это испытания НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, определенные Богом, либо выбранные вами самими, когда выбыли духами перед нынешним вашим воплощением, чтобы искупить ошибки, совершенные вами в другом существовании; ибо никогда нарушение законов Божьих, и в особенности закона справедливости, не остается безнаказанным. Если это произойдет не в этой жизни, так в другой: это совершенно необходимо. Вот почему тот, кто справедлив на ваш взгляд, зачастую получает удары из своего прошлого.” (См. № 393).

985. Воплощение души в мире менее грубом, является ли оно возмещением?

“Это следствие ее очищения; ибо по мере того как духи очищаются, они воплощаются в мирах все более совершенных, покуда не сбросят с себя всякую материю и не отмоются НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ от всех ее нечистот, дабы вечно наслаждаться блаженством чистых духов на лоне Божьем.”

+ В тех мирах, в которых существование менее материально, нежели здесь, нужды менее грубы и все физические страдания не так живы. Люди больше не знают злых страстей, в мирах низших делающих их врагами друг друга. Не имея никакого повода для ненависти или ревности, они живут друг с другом в мире, ибо следуют закону справедливости, любви и милосердия. Они совершенно не знают мук и забот, порождаемых завистью, гордынею и эгоизмом, и составляющих пытку земного нашего существования. (См. №№ 172-182).

986. Дух, продвинувшийся в земном своем существовании, может ли он НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ иногда воплотиться вновь в том же мире?

“Да, если не смог исполнить своей жизненной задачи, и тогда он сам может испросить возможности довершить ее в новом существовании: но тогда для него это уже более не искупление.” (См. № 173).

987. Что происходит с человеком, который, хотя и не делает зла, не делает ничего и для того, чтобы освободиться от влияния материи?

“Поскольку он не делает ни одного шага к совершенству, то должен заново начать существование, характер которого не отличается от существования, им оставленного. Он стоит на месте, и таким образом он может продлять страдания своего искупления.”

988. Есть люди, жизнь которых протекает в НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ полнейшем спокойствии, которые, не имея нужды ничего делать сами, лишены всяких забот. Счастливое это существование, есть ли оно свидетельство тому, что им не надо искупать грехов прошлого своего существования?

“Много ли ты об этом знаешь? Если ты думаешь, что да, то ошибаешься. Очень часто спокойствие лишь видимость. Они могли сами выбрать себе это существование, но, завершив его, они вдруг увидят, что оно ни в коей мере не содействовало их прогрессу, и тогда, подобно лентяю, они пожалеют о потерянном времени. Знайте же, что ум может получать знания и развиваться, лишь упражняясь, и если он засыпает в беззаботности и бездействии, то он НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ не продвигается. Он походит на того, кому нужно (в согласии с вашими Обычаями) работать, а он идет вместо этого прогуляться или поспать, потому что у него нет охоты что-то делать. Знайте также, что каждый даст отчет в добровольной бесполезности своей жизни; и что бесполезность эта всегда роковым образом сказывается на грядущем счастье. Сумма будущего счастья соразмерна сумме сделанного добра; сумма зла, соответственно, соразмерна сделанному злу и количеству обездоленных им.”

989. Есть люди, которые, не будучи собственно злыми, делают несчастными всех, кто их окружает, в силу своего характера: каково для них последствие этого?

“Определенно, люди эти не добры, и искупление их НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ будет в том, что они постоянно будут видеть тех, кого сделали несчастными, и чувствовать в том для себя упрек. Далее, в следующем существовании, они претерпят все, что заставляли претерпевать других.”

§ 160. ИСКУПЛЕНИЕ И РАСКАЯНИЕ

990. Раскаяние имеет место в состоянии физическом или духовном?

“В духовном: но может также иметь место и в физическом состоянии, если вы хорошо понимаете разницу между добром и злом.”

991. Каково последствие раскаяния в духовном состоянии?

“Желание воплотиться вновь, чтобы очиститься. Дух понимает несовершенства, препятствующие ему быть счастливым, и поэтому он стремится к новому существованию, где сможет искупить свои ошибки.” (См. №№ 332-975).

992. Каково последствие раскаяния в физическом состоянии?

“Идти вперед НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ еще с этой жизни, если есть время исправить свои ошибки. Когда совесть делает упрек и указывает на какое-то несовершенство, всегда можно исправиться”.

993. Разве нет людей, наделенных лишь склонностью ко злу и недоступных раскаянью?

“Я сказал тебе, что человек должен непрестанно прогрессировать. Тот, кто в этой жизни имеет лишь склонность ко злу, будет иметь склонность к добру в другой своей жизни, и ради этого он многократно и рождается среди вас; ибо нужно, чтобы все продвигались и достигли цели, разница лишь в том, что одни делают это сравнительно быстро, другие сравнительно медленно, в зависимости от собственного желания.

Тот НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ, у кого влечение лишь к добру, уже очистился, ибо влечение ко злу он мог иметь в одном из предыдущих существований.” (См. № 894).

994. Порочный человек, не признавший своих ошибок при жизни, всегда ли признает их после своей смерти?

“Да, он всегда их признает, и тогда он страдает сильнее, ибо ощущает все зло, им содеянное, или то, добровольной причиной которого он был. Однако раскаяние не всегда наступает незамедлительно; есть духи, упорствующие на стезе зла, несмотря на свои страдания. Но рано или поздно они признают, что шли неверным путем, и наступит раскаяние. Над тем, чтобы просветить их, и трудятся благие духи, а также можете НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ трудиться и вы сами.”

995. Есть ли духи, которые, не будучи злыми, все же безразличны к своей участи?


documentaudpwbp.html
documentaudqdlx.html
documentaudqkwf.html
documentaudqsgn.html
documentaudqzqv.html
Документ НАДЕЖДЫ И УТЕШЕНИЯ